Всё об уголовных делах

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости

Весь список смягчающих

Ответственность лиц с психическими расстройствами (не исключающими вменяемость)

- определение психического расстройства не исключающего вменяемости дано в ч.1 22 УК, таковым является расстройство при котором виновный "не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий".

Нормативная база

ч.1 22 УК  психическое расстройство не исключающее вменяемости, если не в полной мере осознавал

ч.2 22 УК  психическое расстройство может учитываться как смягчающее обстоятельство

п.14 Пленума N 1  психическое расстройство, это смягчающее обстоятельство

Выявление после приговора

ч.4 433 УПК  меры для расстройств. не исключающее вменяемости

ч.2 18 УИК  при психическом расстройстве администрация обращается в суд

п.3 Пленума № 6  медицинские меры (при не исключающем вменяемости)

Психическое расстройство, смягчающее обстоятельство

Не безусловное смягчающее

- само по себе наличие психического расстройства (не исключающего вменяемость) еще не означает автоматическое признание данного обстоятельства смягчающим.

- Конституционный суд однозначно высказал свою позицию (Определение КС № 492-О-О), о том, что данное обстоятельство не относится - ни к смягчающим ни к отягчающим.

Суд может смягчить наказание

Url

- но так как при наказании должна учитываться личность виновного (60 УК), то психическое расстройство может быть учтено - в качестве иного смягчающего обстоятельства (из числа упомянутых в ч.2 61 УК).

Судебная практика

Определение КС № 492-О-О  расстройство, не безусловное смягчающее

Постановление ВС 04.03.98  расстройство признано смягчающим (минус 3 года)

Постановление ВС № 1182  расстройство признано смягчающим (минус 1 года)

 

Два типа психических расстройств

I). Исключающее вменяемость

Психическое расстройство исключающее вменяемость

- в этом случае, согласно ч.1 443 УПК виновный освобождается от уголовной ответственности, и уголовное дело завершается не вынесением приговора, а вынесением постановления о мерах медицинского характера.

- подробнее об этом типе изложено здесь: Психическое расстройство исключающее вменяемость (ч.1 21 УК)

II). Не исключающее вменяемости

Психическое расстройство не исключающее вменяемости

- в этом случае, согласно ч.1 22 УК виновный подлежит наказанию по общим правилам.

- но факт психического заболевания может быть учтен судом как смягчающее обстоятельство (ч.2 22 УК).

- подробнее об этом типе изложено здесь: Не исключающее вменяемости психическое расстройство (ч.1 22 УК)

 

Определение Конституционного Суда от 21.04.2011г. N 492-О-О

Приговором от 20 сентября 2010 года гражданин Ю.В. Дворецкий был осужден за совершение преступления. При этом суд признал наличие в его действиях рецидива преступлений, а также указал, что в соответствии с ч.2 22 УК учитывает при назначении наказания психическое расстройство подсудимого, не исключающее вменяемости.

В своей жалобе в Конституционный Суд Ю.В. Дворецкий оспаривает конституционность ч.2 22 УК, которая, по его мнению, не соответствует статьям 19 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции, поскольку не возлагает на суд обязанность при наличии у подсудимого психического расстройства, не исключающего вменяемости, назначить наказание по правилам 64 УК и ч.3 68 УК.

Конституционный Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Уголовный кодекс устанавливает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (6 УК), а лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части этого Кодекса, и с учетом положений его Общей части (60 УК).

Статья 22 УК, регламентирующая уголовную ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, не относит данное обстоятельство ни к смягчающим ни к отягчающим, а лишь предусматривает, что такое психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Приведенная норма не предполагает назначения судом несправедливого наказания, не соответствующего характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Как следует из жалобы Ю.В. Дворецкого, он, по сути, предлагает внести в оспариваемую норму уголовного закона целесообразные, с его точки зрения, изменения с тем, чтобы психическое расстройство, не исключающее вменяемости, было безусловным основанием для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенное преступление, что, однако, не относится к компетенции Конституционного Суда, а является прерогативой федерального законодателя.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде", Конституционный Суд

определил:

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дворецкого Юрия Валентиновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд признается допустимой.

 

Президиум Верховного суда Постановление от 4 марта 1998 года (извлечение)

 Тверским областным судом 7 августа 1997 г. Л. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 111 УК к лишению свободы сроком на шесть лет.

Л. признан виновным в умышленном причинении Я. (заведомо для него находившемуся в беспомощном состоянии) тяжкого вреда здоровью, опасного для его жизни.

Л., 1974 года рождения, и малолетний Я., 1989 года рождения, проживали в одном доме и знали друг друга как соседи. Вечером 13 марта 1997 г. нетрезвый Л. поднялся на девятый этаж дома, чтобы вернуть деньги, взятые им в долг у К. Я. пошел следом за ним и стал просить у него деньги на жевательную резинку. Когда тот отказался дать деньги, Я. стал оскорблять его, обзывая обидной кличкой. Желая наказать мальчика за это, он спустил с него штаны и собирался отшлепать, но в связи с тем, что ребенок продолжал оскорблять, он повалил его на пол и с целью причинения тяжкого вреда здоровью стал душить, сжимая ему горло рукой. Увидев, что Я. стал хрипеть и потерял сознание, Л. начал оказывать ему первую помощь, и в это время прибежали соседи по дому.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда приговор в отношении Л. оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений, смягчении назначенного Л. наказания до трех лет лишения свободы.

Президиум Верховного Суда 4 марта 1998 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда удовлетворил, указав следующее.

Вина Л. в совершении преступления установлена доказательствами, которые собраны в ходе предварительного и судебного следствия и приведены в приговоре суда, а его действиям дана правильная правовая оценка.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению в связи с назначением осужденному чрезмерно сурового наказания.

В соответствии с 60 УК лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

Суд эти требования закона не выполнил, наказание Л. назначил необоснованно суровое в виде лишения свободы сроком на шесть лет, не приняв во внимание, что инициатором конфликта, в результате которого совершено преступление, Л. не был и вредных последствий - длительного нарушения здоровья - у потерпевшего не наступило.

Л. свою вину признал полностью и глубоко раскаялся в содеянном, о чем свидетельствовало его поведение после совершения преступления и во время предварительного следствия: ранее преступлений и административных правонарушений он не совершал, по месту работы и месту жительства характеризовался положительно. Трудовой коллектив, в котором он работал, направил в суд общественного защитника и ходатайствовал о проявлении к нему максимального снисхождения.

Из материалов дела следует, что у Л. обнаружены признаки умственного недоразвития (олигофрении) в степени легкой дебильности. Указанное психическое заболевание, как отражено в заключении судебно-психиатрического эксперта, не исключало для Л. возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, что и определило вывод экспертов и суда о его вменяемости в отношении инкриминируемого деяния.

Вместе с тем при назначении Л. наказания суд в нарушение требований ч.2 22 УК не учел того, что он страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Поэтому Президиум Верховного Суда приговор Тверского областного суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда в отношении Л. изменил, снизил ему наказание до трех лет лишения свободы.

 

Президиум Верховного суда Постановление от 27.01.1999 г. N 1182п98

Рассмотрел дело по протесту Председателя Верховного Суда на приговор Тверского областного суда от 18 марта 1998 года, по которому Р.,

осужден к лишению свободы: по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК на 3 года. по ч. 4 ст. 111 УК на 7 лет. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК окончательно по совокупности преступлений ему назначено наказание - 7 лет 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии общего режима. В силу ст. ст. 97 ч. 1 п. "в", 99 ч. 2, 100 УК ему назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу в отношении Р. судебных решений и смягчении назначенной ему меры наказания до 6 лет и 6 месяцев лишения свободы, поскольку при назначении ему судом наказания не учтены все обстоятельства, смягчающие наказание.

установил:

Р. осужден за хулиганство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека из хулиганских побуждений, группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть К.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч.2 22 УК психическое расстройство, не исключающее вменяемости осужденного, должно учитываться судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Из приведенных в приговоре актов стационарной судебно-психиатрической экспертизы (т. 1 л.д. 317 - 319) и стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы (т. 2 л.д. 140 - 141) видно, что у Р. обнаруживаются признаки органического заболевания головного мозга, обусловленного не уточненными причинами с психопатоподобными нарушениями и легким интеллектуально-мнестическим снижением. В силу указанных особенностей психики, не исключающих вменяемости в отношении содеянного, Р. во время инкриминируемых ему деяний не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

С учетом актов экспертиз суд признал Р. нуждающимся в принудительном наблюдении и лечении у психиатра в соответствии со ст. ст. 22, 97 ч. 1 п. "в", 99 ч. 2 УК.

Вместе с тем, при назначении меры наказания Р. суд в нарушение требований 60 УК не учел психического расстройства у осужденного, не способного в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими.

Определяя Р. меру наказания, суд не усмотрел обстоятельств, отягчающих наказание, но признал частичное признание вины, раскаяние в содеянном, изобличение другого соучастника преступления, состояние здоровья, несовершеннолетний возраст, явку с повинной обстоятельствами, смягчающими наказание. Однако фактически недостаточно полно учел их при определении меры наказания осужденному.

При таких обстоятельствах следует признать, что назначенная Р. мера наказания является явно несправедливой вследствие чрезмерной суровости и поэтому подлежит смягчению.

постановил:

 приговор Тверского областного суда от 18 марта 1998 года в отношении Р. изменить, смягчив назначенное ему наказание по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК до 2 лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК - до 6 лет лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК окончательно по совокупности преступлений определить ему наказание - 6 лет и 6 месяцев лишения свободы.

 

Вернуться к списку смягчающих



Задать вопрос на сайте

Добавление комментария

Друзья, задать вопрос можно без всякой регистрации.

Имя:*
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив